Postpiero
Последний более заметен
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

PostpieroПерейти на страницу: 1 | 2 | следующуюСледующая »


Последний более заметен postpiero 
­­


­­

Категории: Музыка, Видео
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 4 июня 2017 г.
На Пушкинской площади много народу, а Пушкин — он только один... postpiero 20:57:55
26 мая (с.с.) 6 июня (н.с.) 1799 года в Москве родился Александр Сергеевич Пушкин

­­

Я думаю, что сегодня Александр Сергеевич написал бы немного по-другому:

Любви, надежды, тихой славы
Недолго нежил нас обман,
Исчезли юные забавы,
Как сон, как утренний туман;
Но в нас горит еще желанье;
Под гнетом власти роковой
Нетерпеливою душой
Отчизны внемлем призыванье.
Мы ждем с томленьем упованья
Минуты вольности святой,
Как ждет любовник молодой
Минуты верного свиданья.

Пока свободою горим,
На жизнь вокруг смотря брезгливо,
В себе с усилием запретим
Желудков рвотные позывы.


Товарищ, верь: взойдет она,
Звезда пленительного счастья,
Россия вспрянет ото сна,
И на обломках самовластья
Напишут наши имена!

А. С. Пушкин — И. Иванов (http://postpiero.m­l/ / http://gnomgrom.ru/­)


Категории: Стихи, Пародии, Фото
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 6 ноября 2016 г.
На дне postpiero 12:51:16
­­

Я очнулся. Открыл глаза. Сначала я подумал, что ослеп: кромешная тьма вокруг, абсолютная темнота. Помахал перед лицом рукой — ни малейшего движения тени не угадывалось в вязкой черноте. И тишина, какая-то давящая, многотонная. Только моё неровное дыхание, да противный звон в ушах.

Это Терехов, колчаковская сволочь, что-то подсыпал мне в стакан. С самого начала не доверял ему… наверное, слишком слабо не доверял. Только ступили на палубу «Глории», прилип, как банный лист, и уже не получалось никак от него отклеиться. «В Америку… в Америку…» — гад! Усыпил меня и ограбил. И, вот, теперь…

Ну, понятно: «всё моё богатство» теперь у него. А, вот, куда это меня засунули? Я стал судорожно обшаривать карманы. Нашёл! Зажигалка послушно чиркнула, и трепещущее бензиновое пламя высветило нехорошее. Я надеялся и верил, что со зрением у меня всё в порядке. Похоже, что так. Не в порядке было другое: я сидел на потолке своей каюты и тупо оглядывал полный разгром вокруг. Такое, наверное, мог учинить и подлец Терехов, но что-то меня настойчиво убеждало — не он. Я сидел на потолке, и потолок был снизу, и засыпан всем тем, что раньше находилось на полу и стенах. Метнулся я к иллюминатору, за толстым стеклом — беспросветная чёрная занавесь, а по резиновому периметру недобро пузырилась влага.

Что же произошло? Корабль лежит вверх винтами на дне, я каким-то образом оказался в «воздушном кармане», а надо мною «километры воды»? И почему утонул корабль? И неужели я так крепко спал? Ну, и что, чёрт возьми, теперь делать? И, самое главное: кому здесь, в этой перевёрнутой каюте я задаю так много идиотских вопросов?

Спокойно. У меня есть воздух, у меня есть сколько-то времени. Сжигая кислород, я имею свет. Открыв окно, я буду иметь воду. Очень много воды. Это скорее она будет иметь меня. Во все дыры — в прямом смысле. Ничего не делая, я буду иметь больше времени, без света я буду иметь больше вдохов и выдохов. Но смысл?

До поверхности не добраться. Слишком поверхностно я рассуждал о своих возможностях. Из всех пузырей во мне — только мочевой, он не научит плавать. Я — не рыба. И в данном случае — это не комплимент. Это и не приговор. Потому, что обвинять меня, вроде, как бы, и не в чем. Неудачник — это не преступление, это судьба. ЛОХ — вода по-шотландски.

Пламя зажигалки плавно умирало. Из бутылки коньяка и обрывка простыни я соорудил лампадку, не молился, но искренне поплакал. Так, вроде, положено. Дышать становилось всё труднее, тряпка коптила и даже стало теплее. Душно.

Умирать от удушья извне — мучительно и неприятно, проще повеситься. «Или взорвётся, или прольётся» — подумал я, держа бутылку в руке. А было бы прикольным — пожар на дне океана. Но кислорода нам с ней, бутылкой, на двоих уже не хватало. «Не взорвётся», — понял я и метнул «снаряд» в стекло иллюминатора. «А вот, те хрен!» ответил не дрогнувший ни единой морщинкой-трещинкой­ иллюминатор, и осколки эльзасской бутылки, и брызги дешёвого коньяка окатили меня прямо в лицо.

Если перед тобой ставят табличку «Выхода нет», возможно, что его нет действительно. В этом Мире Лжи иногда проскальзывает непонятным образом и непонятно зачем — Тень Правды. а…

<iframe frameborder="0" style="border:none;­width:600px;height:1­00px;" width="600" height="100" src="https://music.­yandex.ru/iframe/#tr­ack/6024130/10525/">­Слушайте <a href='https://music­.yandex.ru/album/105­25/track/6024130'>Ды­хание</a> — <a href='https://music­.yandex.ru/artist/41­138'>Nautilus Pompilius</a> на Яндекс.Музыке</ifra­me>

http://gnomgrom.ru/­archives/878
Прoкoммeнтировaть
пятница, 28 октября 2016 г.
Геоностальгическое postpiero 04:57:42
Люди, которые всегда улыбаются – наверное, счастливые. Зачем их лечить?
Игорь Иванов.


Был у меня друг. У него была Привычка. Привычка – это кличка собачки. (Вот, такое предложение в стиле чка-чка-чка). Представьте себе идиотизм: мы, московские школьники, поехали в Латвию (!) на картошку. Добровольно, и даже за деньги (нам) – это «трудовой лагерь» и город Приекуле (не знаю, как псы-рыцари его своей латиницей пишут). Нам не деньги были нужны и не приекуля эта, мы хотели искупаться в Балтийском море. До этого раза не доводилось. Привычку мой друг, естественно, взял с собой.

Картошка у латышей такая же, как у нас, шпротами не попахивает. Мы её не собирали, мы её пропалывали, это было в июне-июле, поэтому нюхать я мог только ботву. А в центре поля была груда камней, большая, как у Тамерлана из рекламы. Мы с камнями не говорили, мы на них загорали и ели малину. Малина в этих камнях росла настырно и успешно, даже не понимаю, как. Я насобирал большую банку этой малины и вечером с её помощью соблазнил одноклассницу. Потому, что… Не скажу про всех латышских девушек, но приекульские – это кунсткамера и музей Тимирязева на Малой Грузинской. Тут извинюсь перед теми, кто хочет обидеться: я пишу про одно-единственное лето, и то – неполное, уверен, что сейчас всё изменилось, девушки подправились.

Кстати, в Латвию мы ехали на поезде. И надсмотрщики, простите, учителЯ неосмотрительно поселили нас в одном купе (да, вагон был не плацкартный) – два мальчика + две девочки. Ага. Восьмой класс и целая ночь под стук колёс. Проводница нас просила: «Только не курите в купе». В Риге в первый же день приезда сонный и бестолковый я отстал от нашей группы (смею напомнить: мобильников тогда у нас не было), сдуру сел на какой-то трамвай, кажется, «Шкода», и уехал в какое-то рижское бутово. Гулял-бродил полдня, осматривал достопримечательнос­ти. Деньги у меня были, их не нужно было много и, тем более, разных в Советском Союзе. Я купил молоко и мёд в сотах, когда проголодался. И мороженое у них очень вкусное, сейчас в Москве в похожей упаковке – «Деловая колбаса», но по вкусу намного хуже.

Пешком я, может быть, обошёл полриги. У Рижского залива повстречал утопленницу. Ну, в смысле, женщина молодая, но от воды некрасивая и раздутая, лежала на мокрых холодных ступенях, а вокруг копошились менты. По возрасту меня нельзя было привлечь понятым, и я не хотел смотреть ей в лицо, наша встреча была недолгой. Есть какая-то, на мой взгляд, извращенческая примета: мол, покойник – на удачу. Но мне повезло, наверное. На вокзале весь этот день меня ждала Нина Петровна, наша зоологичка. Я и прибрёл к вокзалу, грустно хотел уже ехать в Москву. Тогда я и постиг сакральный смысл тезиса, давно сформулированного у меня в голове: Героями не рождаются, героями умирают. Когда я вышел к своим. И потому, как живой – вместо героя звезды я получил пизды. От Нины Петровны (не поймите превратно).

Да, о той Привычке… Привычка, наверное, утонула, или мы её потеряли. Последнее нам принять было легче, хотя и тоже скорбно, живой, пусть и на чужбине, она легче носилась в наших сердцах. Море, где мы купались, на вид обычное, а дно – как стиральная доска, волнистый песок, и, Блядь! похоже, до самой Швеции – по колено глубина, особо не поплаваешь. Но Привычке хватило. Это был небольшой такой той-терьерчик, путешествующий за пазухой хозяина и нужду справляющий на газетку. Не он, она.

Кино в местном ДК прикольное было: не помню, какой фильм, русский, дублированный на латышский и с русскими субтитрами. Неудобненько: читать многословные диалоги и одновременно следить за «картинкой». Кино было неинтересное.

Пиво у латышей тошнотворное, а молоко (здесь я латышских коров имею в виду) очень вкусное. Я зашёл в магазин, «минимаркет» по-ихнему, а на мой взгляд – сельпо общесоюзное. Кассирша мне притворно-приветлив­о на ломаном русском: «Здравствуйте!». Я, дурак, вместо «Sveiki», как меня учили, теми же кирилло-мефодиевски­ми буквами и в то же место: «Здрасссьте!». Взглянув в мои искрящиеся славянской наивностью глаза, она отворотила своё нордическое рыло. Не, реально, свой немногочисленный товар мне пришлось оставить на кассе, отказалась обслуживать, сука. А вы говорите: «русский фашизм»…

Вы не подумайте ничего плохого, я ж не знал тогда, что очень скоро «Белые колготки» снайперскими подстилками ринутся в Приднестровье, потом в Абхазию и Чечню. Та кассирша была нормальная, такая, молодая девушка. Мне так казалось. «Когда кажется, креститься надо». Но: … они крестятся в другую сторону.

P.S. Я, вот, о друге всё «был», да «был», в каком-то прошедшем времени. Вы думаете, мы перестали быть друзьями? Нет, он просто умер.

http://gnomgrom.ru
http://postpiero.ml­
Прoкoммeнтировaть
среда, 26 октября 2016 г.
Падение дома Миллера postpiero 18:55:32
­­

В ту, самую длинную ночь на Земле, планеты затеяли хоровод и светопреставление. Учёные припали к телескопам. Как маринованные помидорчики во рту, полопались глаза учёных. Небо запоздало заплакало Леонидами, и пришёл Неизвестный. Вспыхнул Сверхновой. Злобным белым карликом прокатился по орбите Нашей Голубой, пожирая нерасторопные спутники. Нажрался, гад, до отвалу и утонул в своих бездонных глубинах Вселенной. Так пала GPS. Осталась ГЛОНАСС – ну, так этой на всё ГЛОбально НАСрать.

Недобрый знак. За окном Петергофа уныло застыло ледяной простынёй Истринское море. Миллер с нехорошим предчувствием весь в траурно-чёрном от Valentino и шлёпках Berluti Rapics Repriss с недопитым стаканом в руке вышел на парадный балкон. Ночь пахла сосновой смолой и жжёным снегом. Прокуратор тревожно смотрел в светлеющее небо, откуда нежно надвигалась заря. Над кромкой леса, вылупившись из темноты, всплыла неведомая птица…

Янтарный напиток сквозь тонкое стекло неприятно холодил окоченевшие пальцы. Пиво Miller (Миллер) — один из самых популярных и продаваемых пивных брендов в мире. Miller – очень мягкое пиво. Нет ярко выраженной горчинки, да и вообще ничего яркого и индивидуального, кроме мягкости, у этой марки нет. К тому же, пиво содержит убойную дозу эстрогена – женского полового гормона. Прокуратор тяжко вздохнул: он остро чувствовал, как обабливается изнутри.

Тем временем та птица, порождение тьмы лесной, с нарастающим цикадным стрёкотом приближалась. Миллер внимательней пригляделся: еба-а-ать..!

«Аллигатор», Ка-52 на крейсерской скорости заходил на роскошный фасад его Петергофа. Прокуратор отчётливо видел хищный блеск в лапах этой чёрной горгульи всесокрушающих ПТУР «Вихрь». В глазах предательски защипало удивление. И не успел глава могущественной госкорпорации освободить свой организм от лишней влаги, как из-под брюха железного птеродактиля, одна-затем-вторая, витиевато вылетели огненные стрелы.

Замок расцвёл кровавыми грибами. Взметнулись снопы искр к небесам, летели кирпичи на бритые лужайки, вода в фонтанах закипала. Из окон, растерявших свой стеклянный блеск, вопя и корчась, лезли недобитые буржуи. И напрасно! Всего двенадцать смертоносных молний прошлись усердно по гнезду греха. Такой пейзаж – спокойный, пасторальный, казалось вечный, вдруг обернулся Адом.

Но Миллер этого уже не видел.

­­

http://gnomgrom.ru
http://postpiero.ml­

Категории: Микрорассказы
Прoкoммeнтировaть
среда, 27 июля 2016 г.
Адское лето 2010 в Москве postpiero 09:46:28
Как это было

­­

Антициклон пришёл в центральную россию ещё в начале июня, да так и застрял в ней. Увяз по самые помидоры и — ни с места. А бедная рашка с тех пор задыхается и изнывает в его жарких объятиях. Жарится адово и даже подгорать стала.

А это война такая. Американские яйцеголовые мрази на Аляске развернули против нас свою климатическую пушку. Секретное супероружие, ты-дыть! И засеяли русские леса диверсантами-поджиг­ателями. И поскакали красные петушки по лесам и весям.

Но и внутренний враг не дремлет! Переодетый милиционерами мешает в праведной борьбе с геенной огненной. В чиновников нарядившись, пожрал бюджеты большие и малые. Машины пожарные обменял на мерседесы-тойоты комфортные сугубо для личного пользования.

Это такая катаклизьма неуправляемая, аж до самых гландов Русь продирающая. Беда бедственная, стихия стихийная. А что же князёк лупоглазенький разводит короткими лапками? Ой-ё-ёй, какое нанопожарище! И этот, тот-о-ком-нельзя-го­ворить… Ну, у него всё ништяк: лодка утонула, россия — сгорела. А фиг ли?

…День Хиросимы…

лёгким движением руки… ДАМ превращается в ДЫМ…

http://gnomgrom.ru/­archives/632

Категории: Картинки, Слова
Прoкoммeнтировaть
суббота, 23 июля 2016 г.
Сидящая на стене postpiero 12:17:58
­­
И. Ивановский, И. Иванов & Manstones
Кадры из фильма «Жанна Д’Арк» (1999) Режиссер Люк Бессон. В ролях: Милла Йовович, Джон Малкович, Фэй Данауэй, Дастин Хоффман, Паскаль Греггори, Венсан Кассель, Чеки Карио, Ричард Райдингс, Десмонд Хэррингтон, Тимоти Уэст
http://gnomgrom.ru/­archives/592
Прoкoммeнтировaть
среда, 6 июля 2016 г.
Мои Петровские Выселки postpiero 10:02:59
Петровские Выселки и деревней-то не назовёшь. А какое уж там село: ближайший Храм, и тот за пять километров, на берегу Красивой Мечи — быстрого, неспокойного, но всегда тёплого многорыбного притока Дона. А Выселки — так, деревенька, деревушка в шесть дворов. Среди зелени лесов и золота полей прилепилась она неожиданно к лебедянской дороге. Конечно же, эта асфальтовая лента в две полосы появилась гораздо позже, чем само поселение, недаром ведь, эти Выселки называются Петровскими. Должно быть, название это сохранилось еж с 16 столетия, времён Петра Великого. А может, и нет. Просто какой-нибудь заурядный помещик Петров прописал в географии России своё скромное имя.

читать полностью http://gnomgrom.ru/­archives/576

­­
Прoкoммeнтировaть
пятница, 24 июня 2016 г.
Славяне postpiero 10:03:51
­­
И. Ивановский, И. Иванов & Manstones
http://gnomgrom.ru
http://manstones.xy­z

Категории: Видео, Мои песни, Музыка
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 20 июня 2016 г.
Постой, музыкант postpiero 15:47:21
­­http://gnomgrom.ru­

Категории: Видео, Мои песни, Музыка
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 5 июня 2016 г.
Альтернативная история — 3 postpiero 12:25:27
­­

Вокзал. Перрон. Отходящий поезд. Император щурится из-под куцего козырька фуражки.
Доктор в круглых очёчках, с пухлым саквояжем в руке и фамилией Чехов в паспорте огрызается на пассажирку с картиной, корзиной, картонкой…

— Что это Вы, дамочка, собачкой своей кусаетесь? Я же ничего плохого Вам не сделал. Просто подошёл, ничего не успел сделать…
— А вы, гражданин, не лезьте, куда вас не спрашивают. Вы электричку ждёте? Ишь ты, плацкарта дальнего следования. Вот и поездуй себе с богом, будьте любезны.

Володя освободил свою бритую голову от проводов с ушными затычками, сквозь папиросу выдохнул мне в лицо:

— А песни твои — говно.
— Я знаю. Они — для копрофагов.

Хотел было о стихах его что-нибудь добавить, но глядя на большие маяковские кулаки, воздержался. Мы всегда как-то смешно выходили из бара — такой большой и такой маленький, и по дороге к привокзальному буфету подбирали неуклюжие рифмы из каждой канавы.

У Володи был Неразменный трёшник. Три рубля, которые всегда возвращались к владельцу. Вдруг:

— Лиля! Лиля, милая, наконец-то! — Володя стал счастлив. Счастье — это такое уёбищное состояние, когда мозг не то, чтобы выносит,,, а конкретно консервирует на одном тупо избранном объекте. Как у попов, например.

Лиля припорхала, не касаясь ногами земли, худенькая и прозрачная. Прозрачная, брик! — я даже видел револьвер в её сердце. Они поцеловались. В смысле: Ли с Вовкой.

— Россия в огне — это потрясающе! — англицкий журналист, Герберт Уэллс, фонтанировал соплями — Огне страсти.

Бла-бла-бла, как-будто Россия без огня бывает. На этом перроне весь цвет Всемирной литературы собрался, что-ли? Вон, на Николашку и внимания никто не обращает.

Хотя… я понимаю, что когда обратят внимание, это для него может закончится плохо.

— Кстати, мужчина в клетчатом костюме, начирикайте (twitter.com) что-нибудь о десяти днях, которые, бля буду, потрясут мир. Это Я дал ему ссылку.

Мы прощались скупо, по-мужски, без слёз и курицы на дорожку, Лиля заламывала руки (ОМОНа тогда не было, было ЧК) всё было весенне.

— Встретимся после выстрела в доме № 3 по Лубянскому проезду, кв. № 12.
— Когда, точнее?
— 14 апреля 1930 года в 10.15 утра.

­­http://gnomgrom.r­u/archives/511

Категории: Слова
Прoкoммeнтировaть
среда, 18 мая 2016 г.
Бесконечность postpiero 18:15:31
­­

Категории: Видео, Мои песни, Музыка
Прoкoммeнтировaть
среда, 30 марта 2016 г.
Скоро может пригодиться postpiero 20:38:44
­­

20 гениальных розыгрышей к 1 апреля

http://www.adme.ru/­svoboda-kultura/20-g­enialnyh-rozygryshej­-k-1-aprelya-1225210­/
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 21 февраля 2016 г.
Глазки — уголь, лоб рогатый, хвостик с кисточкой лохматой postpiero 08:53:13
Чу! Копыта по панели -
Цокот нечленораздельный;
Тени в облаках танцуют...
Он идет сквозь мглу густую.

Он свиным поводит рылом -
За стеной собака взвыла -
Так же страшен, как малюют,
С неба он луну сворует.

Вдруг сверкнет в ночи недобро
Взгляд его углеподобный:
Черный Хитник востроглазый
Род людской смутит соблазном.

Огнит адское ущелье,
Индевеет крест нательный,
Час прозрения настал,
Кто не спрятался - пропал!

http://gnomgrom.ru­­­

Категории: Мои стихи, Картинки
Прoкoммeнтировaть
Фея, рвущая платье postpiero 08:50:34
­­

Категории: Видео, Мои песни, Музыка
Прoкoммeнтировaть
пятница, 19 февраля 2016 г.
Не летать postpiero 10:44:18
I. Ivanovskiy, I. Ivanov & Manstones: It could fly can't

­­

wings, trees, blood, flying, coffins

Категории: Видео, Мои песни, Музыка
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 1 февраля 2016 г.
Алиса postpiero 18:29:17
Альбом «Бездна Отчаяния (Manstones: 2016)» запущен!
http://manstones.xy­z
http://gnomgrom.ru

­­
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 11 января 2016 г.
Мой друг как фонарь postpiero 23:41:24
­­


Категории: Видео, Мои песни
Прoкoммeнтировaть
четверг, 31 декабря 2015 г.
С Новым годом! postpiero 16:03:42
­­

­­
Прoкoммeнтировaть
вторник, 29 декабря 2015 г.
Маленький джаз postpiero 15:32:55
­­

И. Ивановский, И. Иванов
Manstones &
GnomGrom Studio ®
Novozavodskaya str. - 27
FeeLee, Moscow, 121309, Russia
http://gnomgrom.ru
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 13 декабря 2015 г.
Немножко ностальгии postpiero 21:33:13
В 1985 году после школы я поступил в МАСТ – Московский Авиационно-Строител­ьный Техникум (это перед МАИ). Тогда же нас, рожденных в 1970-м, военкомат взял на карандаш. Не знаю, насколько официально, но МЕМ был мощный – Ленинский призыв, дедушка ровно на сто лет нас старше. И да, добровольно-принуди­тельно – 3 года курсы ДОСААФ. Нас для Афгана готовили. Но война-то уже кончалась, минобор Язов отменил нашу отправку. Сам маршал Советского Союза!

А в ДОСААФ я получил водительские права, хорошую военную специальность, и просто было интересно. Мы на «Уралах» рассекали по холмам стройки, где сейчас находится Мемориал Победы на Поклонной горе. Тогда его ещё не было. Только на бумаге.
Нас, техников в армию раскидали по хорошим местам, по специальности. Виталик, соло-гитарист моей группы поехал в Германию.

­­

ГДР тогда, но горбачев уже сдал, Стену сломали. Уходили, хоть и с цветами, но неласково.
Я – в Белоруссию, под Брест, на польскую границу, в авиацию.

­­

Это мы на аэродроме, хрен знает – зачем мне каска?
Но я хотел немного армейской сентиментальности. Вот такое письмо командование части рассылало родителям новобранцев:

­­

А это они, подписанты письма (Болтков – пузатый):

­­

Все, кто на фото, кроме Болткова, погибли. Первый справа – мой непосредственный командир, капитан Игорь Александрович Казьмин. Из Воронежа. Тёзки мы с ним.
Прoкoммeнтировaть
суббота, 5 декабря 2015 г.
Куклы postpiero 17:08:22
­­

Куклы - Иван Ивановский, Игорь Иванов, Кристина Негелева & Manstones
Прoкoммeнтировaть
Хипповская postpiero 17:07:03
­­

И. Иванов, И. Ивановский & Manstones
Прoкoммeнтировaть
Каиниада postpiero 13:40:32
­­

«…И, вот, после многих лет бурного творчества, сочинения песен, стихов, музыки; написания рассказов, пародий; попытки романа; даже пробы сил в изобразительном искусстве и миниатюре; после долгих исканий и экспериментов, я, наконец, и сам уверовал в свою исключительность. Исключительная бездарность!»
И. Иванов «Огни лепрозория»



Категории: Картинки
Прoкoммeнтировaть
вторник, 17 ноября 2015 г.
Пряничный домик postpiero 23:36:17
«Гензель и Гретель» (Hnsel und Gretel) сказка братьев Гримм в моём пересказе

Пряничный домик

Ганс Мюллер, по прозвищу Дровосек, разбился-таки на своём мотоцикле. Сколько ни укоряла его жена Лена за почти еженощное безрассудное лихачество – всё было не впрок. Ну и вот опять напились с друзьями пива в баре и помчались тарахтеть своими байками по ночным улицам Лейпцига.

И осталась Лена вдовой с двумя детьми без денег, без работы, которой никогда и не было, зато с долгами мужа. Не такими уж и большими, но для безработной вдовы с двумя детьми непосильно обременительными. Недолго горевала она о погибшем муже, о несчастливо сложившейся судьбе своей — что горевать бесплодно? Жить-то дальше как-то надо. Продала небогатый дом свой в Ройднице, доставшийся ей в наследство от непутёвого Ганса, продала старенький Фольксваген, слава Богу, долги покрыть хватило. И вернулась с детьми в Россию. Из неприветливой Чужбины в неласковую Родину.

В России в Петербурге из родных ей людей только одна сестра и осталась. Прежние однокурсники по ЛГУ, друзья и знакомые давно уж перестали быть знакомыми и друзьями. «Отчего так?» — поначалу недоумевала Лена. Но вспомнив, что русская душа – это сплошная загадка, недоумевать перестала. Сестра Тамара, хоть и приняла внезапных родственников без особого радушия, но приняла же? В личной жизни у Тамары как-то не сложилось: трижды была замужем, да мужья всё попадались – то больной неизлечимо, то не осмотрительный на стройке, последний и вовсе наркоман. Всех троих и схоронила. И жила теперь трижды вдова одна в трёхкомнатной квартире на Васильевском острове в элитном комплексе «Альба».

Две сестры, две вдовы – родственные души.

— Поживёте у меня, пока сама не устроишься, после сочтёмся, — сказала Лене Тамара.

Та была сестре безгранично благодарна, и с превеликим рвением бросилась на поиски работы. Но дни проходили за днями, недели за неделями, а достойная, ну или хотя бы не позорная, работа для выпускницы ЛГУ с высшим филологическим образованием всё никак не находилась. И вот, наконец, подвернулось что-то. Но нужно было съездить на месяц в Москву на стажировку.

— Да никаких проблем, Ленусь! Ты же знаешь, я – рантье, мне в офис по утрам торопиться не надо. Посижу с твоими отпрысками, обещаю, скучать не будут.

С облегчённым сердцем Лена уехала в Первопрестольную.

На другой день Тамара обратилась к своим племянникам, брату с сестрой:

— Всё хотела спросить у вашей матери, да забывала. Что у вас за имена такие дурацкие – Гензель и Гретель, я даже путаю, кто из вас кто. Вы же немцы только наполовину.

— Так нас папа называл, — ответил брат Гензель. Он был постарше своей сестры и уже знал:

— Гензель – это уменьшительное имя от Йоган, и это я. А полное имя моей сестры Маргарита.

— А ты умник, как я посмотрю, — дети были хорошо воспитанными, и потому скромно промолчали, смиренно опустив глаза.

— Ладно, ступайте пока в детскую… или как там её? Маленькую комнату. Пока.

Дети были хорошо воспитанными и послушно ушли в комнату, в которой добрая тётя предоставила им временное пристанище.

Ближе к вечеру в дверях «детской» появилась Тамара:

— Ну-ка, быстро все на завтрак! Нечего сидеть тут целый день голодными, мне вас как следует откормить надо, — тётя как-то недобро ухмыльнулась.

— Может быть, ужин? – несмело уточнил Гензель.

— Ты меня поучи ещё, малой. Завтрака с обедом пока ведь не было?

На кухне она поставила на стол перед детьми две тарелки с кашей. Это была сухая гречка без сахара, без соли и даже без молока. Брат с сестрой поковырялись в тарелках ложками.

— Тётя Тома (так она велела себя называть), можно мы не будем это есть?

— Отчего это вдруг? Все дети любят гречку, а я люблю детей, фаршированных гречкой, — Тамара громко рассмеялась. – Какие ж вы, немцы, убогие. Даже русских шуток не понимаете.

— Мой дед… Наш с вашей матерью дед прошёл всю ту большую войну и погиб в сорок пятом в Берлине. Я вся в него, тоже не люблю немцев. Ленка, мама ваша, она не такая. Глупая и ветреная. Непутёвая. Если съедите всю эту вкусную и здоровую пищу, которую я приготовила специально для вас (ну, не пиццу же вам заказывать?), получите на ночь по небольшому прянику. Только смотрите, чтобы от сладкого у вас задницы не слиплись, — Тамара опять громко рассмеялась.

В полночь детей разбудила громкая энергичная музыка. Гензель встал с кровати и босиком подошёл к двери. Слегка приоткрыл её и выглянул в щелочку. В коридоре – никого. Музыка доносилась из гостиной. Там дверь была открыта нараспашку, и оттуда выливался яркий свет. Гензель почувствовал на своём затылке лёгкое дыхание и чуть не закричал от неожиданности. Резко обернувшись, он увидел свою сестру.

— Господи! Гретель, нельзя же так пугать. Ты чего подкрадываешься?

— Прости, Гензель. Я не подкрадывалась. Меня тоже разбудил этот шум, что там такое?

— Пойдём, посмотрим. Только тихо! И тапочки надень, но не шлёпай ими по полу.

Стараясь не производить никаких звуков, почти не дыша, они подобрались к открытой двери гостиной. И осторожно заглянули.

Посреди комнаты стоял тренажёр, беговая дорожка. И по его стремительной ленте бежала, ухватившись за похожие на велосипедные рукоятки, очень быстро бежала тётя Тома. Футболка на её спине была насквозь мокрой от пота. Темные волосы на голове слиплись в сальные пакли. Тамара тяжело дышала, но бежала, бежала, не уменьшая скорости. Похоже, она хотела довести себя до полного изнеможения.

— Что она делает? – Испуганно спросила Гретель.

— Поддерживает свою фигуру в хорошей форме. Видишь, какая красивая?

В свои тридцать пять Тамара правда была красивой. Точёная спортивная фигура, длинные ноги, упругая гладкая белая кожа, высокая грудь. Всегда (но не в данный момент) чёрные чистые шелковистые волосы, стрижка Каре.

— Пойдём спать, сказал сестре Гензель, — нехорошо подглядывать.

Следующий день. Шесть часов утра.

— Подъём лежебоки! Это гость чудесный, Ветер поднебесный!

Дети испуганно вскочили со своих кроватей. Тамара. Она была на удивление свежа, после такой то ночи. В легком спортивном костюме, в кроссовках для бега.

— Постели не заправлять. Все на зарядку, во двор. Ты в трусах, — Тамара указала пальцем на Гензель, — а ты, — теперь на Гретель, — надень вот это, — и бросила девочке детский спортивный костюм.

Во дворе была спортивная площадка с турником, брусьями, кольцами, атлетическим бревном, баскетбольным щитом и другими тренажёрами.

— Будем наращивать мышцы, я сало не ем. – Тамара была в прекрасном настроении. Весёлая и строгая.

Тамара гоняла детей по площадке сорок минут, не давая ни секунды им передышки. Когда вернулись в дом, Тамара скомандовала:

— Душ у меня один, так что – по очереди. Потом привести спальные места в порядок, проветрить комнату, одеться поприличней. Через час завтрак. Сегодня фруктовый салат и фруктовый же сок. Выполнять!

Сидя втроём за столом на кухне, уплетая очень вкусный, но без хлеба салат, Гретель вдруг осмелилась:

— Тётя Тома, а где ваши дети?

Брат толкнул её ногой под столом. Вилка с наколотым на неё кусочком яблока задержалась у самого рта Тамары.

— Их нет. И не было. И, наверное, никогда не будет.

— Как это? – не поняла Гретель.

— А вот так. Бывает и так. И вообще хватит болтать. Когда я ем, я глух и нем. Ну-ка, Гензель, протяни мне свой палец, я хочу посмотреть, жирненький ли ты.

— Что? – Испугался мальчик.

— Похоже, братьев Гримм вы не читали. Вы где учились?

— В муниципальной начальной школе города Ройдниц. Гретель только поступила на первый год обучения, а я заканчиваю четвёртый, и мне уже дали рекомендацию в гимназию.

— Ленка… Мама ваша вернётся, я вас устрою здесь в нормальную русскую гимназию. Но… — Тамара задумалась. – Придётся вас разделить. В гимназиях у нас мальчики и девочки учатся раздельно. Да и разница в возрасте, — тётя хитро прищурилась. – Это не навсегда и не очень надолго. Соскучиться не успеете. А привыкать к раздельной жизни начнём прямо сейчас.

— Маргарита, иди в свою комнату. Теперь это только твоя комната. А ты, Йоган, поживёшь, пока нет мамы (не обращай особого внимания на слово «пока») там, где было её место.

В эту ночь брат с сестрой ночевали в разных комнатах. «Лучше бы нас растерзали дикие звери в лесу, тогда мы хоть вместе бы погибли!» — приснилось Гретель. Тамара всю ночь просидела на берегу, обхватив колени руками, и даже не вытирала горькие слёзы, ручьями стекающие по её щекам. Она вспоминала простой вопрос девочки, который та задала ей за завтраком. И не находила ответа.

И весь следующий день брату и сестре Тамара не позволяла видеться. И хотя для них этот дом вроде бы не был тюрьмой, тётя Тома делала всё, чтобы они никак не пересекались. Гензелю она предоставила компьютерный центр (но только с локальной сетью). Гретель – целую кучу девчоночьих развлечений. А гуляли дети в разных дворах, с противоположных сторон дома. И весь следующий день. И следующий. И следующий.

На день рождения Йогана Тамара испекла пирог и решила прекратить их глупую разлуку. Но не сразу сказать детям об этом. Сделать им сюрприз. Пусть встретятся навсегда за праздничным столом.

— Гретель, ты не поможешь мне на кухне? Я занялась с утра выпечкой и предвкушаю сегодня что-нибудь вкусненькое. Поверь мне, всем достанется.

Девочка не верила своим глазам. Это был не просто пирог, торт, а настоящее произведение искусства. На кухонном столе стоял огромный Пряничный Домик из бисквита, крема и джема. Такой красивый, разноцветный, нарядный, что его жалко было есть. Даже отломить маленький кусочек – уже казалось кощунством.

— Тётя Тома… Это вы?

— Да, сама. Что скажешь, гожусь я ещё на что-то?

— Это сказка…

— Вы, к сожалению её не читали. Но ещё не поздно, я почитаю вам. Это ещё не всё, попридержи-ка дверцу духовки, я достану, так сказать, последний штрих. Осторожно, здесь всё горячо.

И они подошли к духовому шкафу. Гретель в толстых рукавицах придерживала дверцу, а Тамара нагнулась перед пеклом печи, собираясь достать оттуда последний свой кулинарный шедевр.

Дальше все на 99% по тексту оригинала сказки

Тут Гретель как толкнёт ведьму, да так, что та очутилась прямо в самой печи. Потом Гретель прикрыла печь железной заслонкой и заперла на задвижку. У-ух, как страшно завыла ведьма! Но Гретель убежала, и проклятая ведьма сгорела дотла.

Бросилась Гретель поскорей к Гензелю, открыла его комнату и крикнула:

— Выходи, Гензель, мы спасены! Старая ведьма в печке сгорела!

Выскочил Гензель из комнаты, словно птица из клетки, когда ей откроют дверку. Как обрадовались они, как кинулись друг другу на шею, как прыгали от радости и целовались! Теперь им нечего уже было бояться, и вот вошли они в ведьмину гостиную и видят — стоят там всюду по углам ларцы с жемчугами и драгоценными каменьями.

— Ну, это будет, пожалуй, получше наших камешков, — сказал Гензель и набил ими полные карманы.

А Гретель говорит:

— Мне тоже хочется что-нибудь домой принести, — и насыпала их полный передник.

— А теперь бежим поскорей отсюда, — сказал Гензель, — ведь нам надо выбраться из ведьминого дома.

Вышли они из дома, и подошли к рукаву Невы.

— Не перебраться нам через него, — говорит Гензель, — не видать нигде ни лавочки, ни моста.

— Да и лодочки не видно, — ответила Гретель, — но вон плывёт белая уточка; если я её попрошу, она поможет нам переправиться на другой берег.

И кликнула Гретель уточке:

— Нету мостика нигде,
Ты свези нас по воде!

Подплыла уточка, Гензель сел на неё и позвал сестрицу, чтобы она села вместе с ним.

— Нет, — ответила Гретель, — уточке будет слишком тяжело. Пускай перевезёт она сначала тебя, а потом и меня.

Добрая уточка так и сделала. Они счастливо переправились на другой берег и прошли дальше. А там город показался им совсем знакомым…

Ну, тут и сказке конец.­­
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 9 ноября 2015 г.
Не возвращайся с дорог postpiero 18:45:19
­­

И. Ивановский, И. Иванов
Использованы кадры из фильма "Дорога на Арлингтон" режиссер Марк Пеллингтон, оператор Бобби Буковски

Категории: Мои песни
Прoкoммeнтировaть
 


PostpieroПерейти на страницу: 1 | 2 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
ищу девушку!!